Стихотворение «Россия»
«Россия необъятна, бесконечна, Бела снегами, реками чиста, Устремлена крестами храмов в вечность, Как ситец луговых цветов, проста».
Анжелика Бивол
Рассказ «Росомаха»
«И будет весна, и гуси-лебеди, бросив распрекрасные заморские курорты, вереницами, стая за стаей, плача от радости, потянутся на свою далёкую родину. Потому что чёрную полосу обязательно сменит белая, точно так же, как за весною придёт лето. А для этого надо жить. Надо просто жить».
Владимир Квашнин
Рассказ «Летняя пора»
«Я знаю, что основное наше предназначение – сеять добро, в первую очередь – дарить добро своим ближним. Я живу в добре».
Светлана Динисламова
Миниатюра «Доброе слово»
«Прав поэт. Всё в мире держится любовью».
Сергей Луцкий
Рассказ «Ночь маэстро»
«На одну картину можно смотреть бесконечно долго. И каждый раз делать новое открытие. Это привлекало к его вещам. Но в чем именно главная притягивающая сила его творчества – сказать, пожалуй, невозможно...»
Еремей Айпин
Стихотворение «Мохнатой гусеницей снег…»
Мохнатой гусеницей снег На вербном марте. Окна и лужи пересверк, Как по команде. От грязи улицы рябы. С ветвей округи Отряхивают воробьи Остатки вьюги…»
Владимир Волковец
Роман «Ханты, или Звезда утренней зари»
«На смену одному году приходит другой. И на землю ступает новое поколение, которое всегда чуть-чуть человечнее, чем предыдущее – и все начинает и продолжает по-своему. И может быть, всё делает чуть-чуть лучше и разумнее, чем ушедшее поколение. И возможно, на этом и держится жизнь земли и жизнь Вселенной».
Еремей Айпин
Из книги «Милое Пресветлое»
«Вспоминая своё детство, рядом с мамой я всегда вижу льющееся с небес солнечное сияние, тёплое, светлое, золотистое».
Светлана Динисламова
Из книги «Материнское сердце»
«Материнское сердце – с чем бы его сравнить? Оно солнца ярче, горчей! Это путь без конца! Это сила без предела! Это честь без корысти! Это юность без старости! Это верность без обмана! Это совесть моя, твоя и Земли!»
Мария Вагатова (Волдина)
Из книги «Большая рыба»
«О чем моя песня? Есть такой распространенный взгляд, будто северный человек, охотник или рыбак, ноет бездумно, ноет о том, что видят его глаза, что слышат его уши. Стоит ему только сесть в свою легкую лодочку, стоит только оттолкнуться от берега, как заплещется песнь его в лад игре струй, вырывая из уст детский восторг. Он поет о том, как скользит его лодка по гладкой воде, как меняются картины на поворотах реки, как дремлет лес, склонившись над плесом, как спит плес, кутаясь в тишину белой ночи. Он поет про все, воспевая себя, своих близких, знакомых, восхваляя в песне весло, лодку, собаку... Так ли это? Конечно же, нет! Песня человека северного сияния, складывающаяся в три слова — иду, вижу, ною,— не так уж поверхностна и неглубока. В ней струятся и свои глубинные чувства, плещутся мысли, рожденные не мгновением, играет слово, взлелеянное думой».
Юван (Иван) Шесталов