Сказ о Марьюшке-гамаюнице
«В тех местах живут герои сказов Павла Бажова: и могучий Горный дух – Горный старец, и девка Азовка – Хозяйка медной горы или Малахитницы (там раньше шла добыча малахита). Азовку иногда ещё называют Золотой бабой, порой, Каменной девкой – хозяйкой волшебной «малахитовой шкатулки»...»
Любовь Лыткина (Любовь Миляева)
Рассказ «Ночь маэстро»
«На одну картину можно смотреть бесконечно долго. И каждый раз делать новое открытие. Это привлекало к его вещам. Но в чем именно главная притягивающая сила его творчества – сказать, пожалуй, невозможно...»
Еремей Айпин
Рассказ «Осень в твоем городе»
«Я шел и молчал. Я молча слушал тебя. Слушал Твой изумительный голос. Ты сказывала мне сагу о своем городе. Сказывала с любовью. С любовью к своему городу, где на каждом шагу возникало чудо...»
Еремей Айпин
Стихотворение «Болото»
«Обобрано, истоптано – живо еще, – Облизывая клюквины с боков, Лежит упругошерстное чудовище На тюфяке спрессованных веков. К нему сбежались сосны низкорослые И карликовым ставший березняк, И облака пузатые и грозные Вчера к нему спешили натощак…»
Владимир Волковец
Рассказ «Река-в-Январе, или В Рио-де-Жанейро»
«Океан басовито вздыхал. Казалось, он что-то пытался нам сказать. Но мы его не понимали. И он это чувствовал и, сердясь, обиженно рокотал каждым девятым валом...»
Еремей Айпин
Стихотворение «Солдат из камня»
«Человек живёт любовью, в ней бессмертным может стать… Зацветут цветы, и снова жизнь, что кажется суровой, будет праздником дышать».
Мария Вагатова (Волдина)
Повесть «Тайна Сорни-Най»
«Есть ли на свете любовь? О, это тайна! Тайна эта неведома даже богам».
Юван (Иван) Шесталов
Стихотворение «Хрустим ржаною корочкой дороги…»
«Хрустим ржаною корочкой дороги. В мужалых, басовитых голосах Пробилась рассудительная строгость, Как проволока в молодых усах…»
Владимир Волковец
Очерк «В озерном краю»
«Солнце-дирижер подало лучами свой волшебный знак – и грянул разноголосый, но стройный хор птичьих голосов. В сосновом бору занялось утро».
Андрей Тарханов
Рассказ «Свобода Бакса»
«При каждом ударе Бакс молча закрывал заслезившиеся глаза, но как лежал, так и продолжал лежать, ещё плотнее прижимаясь к земле. Наконец, Софья Николаевна рухнула около пса, выбросила в сторону курицу, и, обняв Бакса, зарыдала...»
Любовь Лыткина (Любовь Миляева)