Стихотворение «Мохнатой гусеницей снег…»
Мохнатой гусеницей снег На вербном марте. Окна и лужи пересверк, Как по команде. От грязи улицы рябы. С ветвей округи Отряхивают воробьи Остатки вьюги…»
Владимир Волковец
Повесть «Тайна Сорни-Най»
«Есть ли на свете любовь? О, это тайна! Тайна эта неведома даже богам».
Юван (Иван) Шесталов
Диалог «Этот совершенный мир (о тебе и обо мне)»
«Я мечтаю, чтобы мы – люди научились говорить о Родине, не произнося этого слова… Я мечтаю, чтобы мы – люди научились говорить о Любви, не клянясь в любви…».
Юрий Айваседа (Вэлла)
Рассказ «Солдатики» из книги «Солнечная земляника»
«Казалось, что война и всё самое страшное осталось позади. Но война снова ворвалась в её жизнь, и становилось жутко. Только любовь наполняла жизнь смыслом и давала силы жить».
Маргарита Анисимкова
Рассказ «Летняя пора»
«Я знаю, что основное наше предназначение – сеять добро, в первую очередь – дарить добро своим ближним. Я живу в добре».
Светлана Динисламова
Диалог «Охота на лебедей»
«Вот и я хочу ходить так по земле, чтобы не тревожить траву, а за мной оставалась роса на траве, чтобы в ней отражались солнечные лучи, а без крыльев это невозможно».
Татьяна Юргенсон
Рассказ «Свобода Бакса»
«При каждом ударе Бакс молча закрывал заслезившиеся глаза, но как лежал, так и продолжал лежать, ещё плотнее прижимаясь к земле. Наконец, Софья Николаевна рухнула около пса, выбросила в сторону курицу, и, обняв Бакса, зарыдала...»
Любовь Лыткина (Любовь Миляева)
Из книги «Песня старого оленевода Аули»
«Может быть, Любовь – это снегоходная дорога, накатанная нашим сыном по бесконечной снежной дали, между тундрой и тайгой, там, где всегда ездили люди нашего рода?»
Юрий Айваседа (Вэлла)
Роман «Ханты, или Звезда утренней зари»
«Без прошлого, пусть даже и печального и неприглядного, и без будущего, быть может, и туманного, но привлекательного, человек не может постичь себя, не может постичь своё время, свою эпоху».
Еремей Айпин
Повесть «В тени старого кедра»
«Трудно постигнуть душу человеческую. Но вдвойне трудно, если она бесхитростна и кристально чиста»
Еремей Айпин