Мотя с деревеньки Хармпавыл

Если вы из тех читателей, кто любит знакомиться с национальной литературой обстоятельно и постепенно, то, думаем, согласитесь с нами, что стоит начать с основоположников. Эти люди стояли у истоков развития литературы, их вклад трудно переоценить. В 1940-х годах свои произведения опубликовали Пантелеймон Чейметов, Михаил Казанцев и Матрена Вахрушева.

Жизнь первой мансийской писательницы, Матрёны (Матры) Панкратьевны Вахрушевой (Баландиной) (1918-2000), была наполнена открытиями, что неудивительно для женщины, выросшей в традиционной семье.

Мотя (именно так называли Матрену домашние) родилась 12 апреля 1918 года в деревне Карым (Хармпавыл). Семья была большая - 6 детей воспитывалось в доме рыбака и охотника Панкратия Михайловича и Екатерины Семеновны Вахрушевых. Сестры и братья получили традиционное воспитание. Осенью собирали бруснику, кедровые орехи. Ребятишки учились плавать на лодке по быстрой речке, выслеживать диких зверей, принимать тяготы взрослой жизни. Интересно, что в раннем детстве Матрена, как и другие дети, говорила только на родном, мансийском языке. К ним прислали учительницу, чтобы обучить русскому языку, но педагог не знала мансийского. Пришлось осваивать на практике. Приезжали и другие учителя. Благодаря им ребята начали играть в драматическом кружке, узнали, что такое рояль.

Вскоре отец отвез Матрену и ее брата в школу-семилетку, в село Нахрачи. Во время обучения происходили остяко-вогульские мятежи против советской власти, что отпечаталось в памяти у девочки. Горе коснулось и ее семьи: в 1931 году убили дядю, председателя сельского Совета, коммуниста.

Окончила девушка школу и уже одна поплыла на пароходе в Ханты-Мансийск. Поступила в Остяко-Вогульский национальный педагогический техникум. На ее глазах отстраивалась окружная столица: появлялись дома, магазины, улицы. Студенты тоже участвовали в преобразовании города, садили деревья в сквере. Матрена Вахрушева любила Ханты-Мансийск. Здесь она написала первые стихи. Подтолкнули ее на этот шаг преподаватели из Москвы на литературном кружке. Еще пытливая ученица занималась переводами классики на мансийский язык. Первые литературные работы опубликовали в 1937 году в литературно-искусствоведческом альманахе «Советский Север» и в 1938 году в окружной газете «Остяко-Вогульская правда».

В 1938 году девушка с отличием окончила обучение. Ее и четырех молодых людей пригласили поступать в Ленинградский институт народов Севера. В вузе писательница познакомилась с ребятами разных национальностей. Это время вспоминает с теплом, называет сказкой.

Но через 2 года началась война, а с ней и блокада. Вместе с другими Матрена гасила на крышах зажигательные бомбы, днем копала окопы, дежурила в госпитале. В феврале 1942 года направлена в Омск, оттуда - домой, в Хармпавыл. За время ее отсутствия семья успела отстроить новый дом. Матрена Панкратьевна преподавала литературу и русский язык, организовала в школе 2 кружка: юных стрелков и противовоздушной химической обороны. Дети ее полюбили. Весной и летом 1943 года она работала уже директором в Карымской школе. Ушла из жизни мать, нужно было заботиться о младших. Неожиданным известием стал вызов из Ханты-Мансийска работать преподавателем в педучилище. И снова писательница отправилась в путь, но теперь уже с братом и сестрой. Нужно было заново налаживать жизнь. Работа была содержательной, интересной и яркой, несмотря на нелегкое время. Осенью 1946 года Матрена Вахрушева получила долгожданное приглашение вернуться в вуз. Через три года она стала дипломированным филологом, а вскоре преподавателем мансийского языка в Ленинградском педагогическом институте им. А. И. Герцена.

Она проработала там 46 лет. Параллельно окончила заочно аспирантуру, защитила кандидатскую диссертацию на тему «Формирование сложных слов мансийского языка на базе соматической лексики (на материале кондинского диалекта)», став первой женщиной-манси кандидатом наук. Научными руководителями были ученые-языковеды Алексей Николаевич Баландин, Михаил Григорьевич Воскобойников, Лев Васильевич Беликов.

С Алексеем Баландиным их связала судьба: они стали не только супругами (в 1949 году), но и успешным тандемом ученых-филологов, подарившем национальной литературе знаковую повесть «На берегах Малой Юконды», а науке - учебник по мансийскому языку, словарь, букварь, книги для чтения. 

Не оставила исследовательница и переводы классики - так, для хантыйских читателей стали доступны рассказы Дмитрия Мамина-Сибиряка.

В числе учеников Матрены Панкратьевны были будущие писатели, ученые и педагоги, представители национальной интеллигенции: Юван Шесталов, Анастасия Сайнахова, Валентина Соловар, Евдокия Вожакова, Андрей Тарханов, Евдокия Немысова, Нина Лыскова, Дина Герасимова и многие другие.

За годы научной деятельности Матрена Вахрушева написала около двух десятков учебников по мансийскому языку для школьников и высших учебных заведений.

Матрена Панкратьевна была прекрасной рассказчицей, знала много историй о своей малой родине Юконде. Повесть "На берегах Малой Юконды", написанная Матреной Панкратьевной после университета, не была первым авторским произведением в мансийской литературе (девятью годами ранее Пантелеймон Чейметов уже опубликовал рассказ "Два охотника"). Однако она стала большим вкладом в развитие национальной культуры, толчком для подрастающих поколений самобытных авторов. Алексей Николаевич попросил её написать на мансийском языке свои воспоминания, которые он литературно обработал. Это автобиографическое произведение первоначально создавалось как учебный материал: был недостаток текстов на мансийском языке для учебного процесса. Так в 1949 году на страницах сборника «Мы – люди Севера» появилась автобиографическая повесть «На берегах Малой Юконды» – одно из первых литературных произведений манси. Повесть написана на кондинском диалекте мансийского языка и переведена на русский язык Геннадием Гором и Алексеем Баландиным.

О чем писала Матра Вахрушева? О том, о чем могла рассказать без прикрас, достоверно и полно – о своем детстве, молодости. Преподаватель вуза в возрасте 31 года старалась запечатлеть на бумаге мельчайшие детали, вспомнившиеся ей: 

"Однажды слышим крик, будто сто медведей собрались вместе и дерутся. Эхо повторяет их крик то здесь, то там. Нам стало страшно. Отец насторожился и тихо-тихо гребет. Поднимает весла и опять осторожно опускает их в воду. Но не медведи это кричали, а лоси: самцы призывали в лесу самок".

С каким теплом, заботой и любовью говорит она о своей малой родине:

"Детство мое! Птицы в небе и на воде, звери в лесу, рыбы в быстрой студеной реке, лиственницы на горе. Никогда я тебя не забуду, родной край!"

Сколько живописных эпитетов и сравнений в тексте, как тонко автор подмечает красоту окружающего мира:

"Берега Малой Юконды обрывисты. На одном берегу темная тайга, а на другом - песок белый, как снег, и цветут цветы. Шиповник. Черемуха. Княженика. Рябина. Брусника. Весной прилетают утки из теплого края. Осины шелестят, шелестят, шепчут что-то нам, когда с Малой Юконды дует тихий ветер. Речные потоки пенятся, несутся, куда ни погляди, шумят, а там, где пороги, грохочут, как гром. Но зато какая тишина на озерах! Озеро на языке народа манси называется "тур"".

На страницах повести вы найдете и отражение быта манси, явления, описанные настолько живо, что представить картинку не составит труда:

"Осенью вместе с родными ходила в тайгу собирать бруснику. По тропке шла, по болоту, с кочки на кочку, все дальше и дальше в темный, глубокий лес. Ставил там отец шалаш. И жили мы в шалаше, спали, подстелив под себя мох, пахнущий сосновым бором. По пятьдесят пудов собирали брусники и оставляли ее в карусах, длинных ящиках, в тайге, а сверху закрывали сосновыми бревнами, чтобы не забрался медведь. Но разве для медведя это что-нибудь значит?"

Современному читателю покажется забавным реакция таежного человека на пианино, теплоход:

"Одна вещь поблескивала и, когда Александр Львович касался ее пальцами, издавала чудесные звуки, играла и пела так красиво и мелодично, словно поет вода весной, когда звенят льдинки".

"Дивное здание это с множеством удобных кают поплыло по широкой реке".

Здесь нашли отражение и знаковые события истории страны: восстание коренных народов в 30-х годах,

"Не могу я забыть, сколько горя, нужды и страданий пережил мансийский народ, прежде чем правда Ленина, принесенная к берегам таежной Юконды на могучих крыльях сказочной птицы таукси, дала моему народу светлую и счастливую жизнь. Горькими слезами народа, горячей кровью передовых борцов за Советскую власть и народное счастье омыты берега Юконды. Помню, какой ненавистью и звериной злобой встретили Советскую власть местные богатеи, кулаки и шаманы и какое страшное событие произошло на озере Сахалтур во время коллективизации".

блокада Ленинграда:

"В Ленинграде прожила я до февраля 1942 года и вместе с ленинградцами пережила самые трудные моменты блокады. Копала окопы, дежурила на крыше, тушила зажигалки, работала в госпитале".

Почему в названии произведения - Малая Юконда? Думается, потому, что с рекой у манси связана вся жизнь. Река - это источник пропитания, дорога в неизведанные края, пробуждение от зимних холодов, родина в сердце каждого обитателя тайги.

Читатели тепло приняли литературный опыт Матрены Вахрушевой. Оставалось 8 лет до публикации стихов будущего первого профессионального мансийского поэта Ювана Шесталова, в формировании которого участвовала и сама писательница. Повесть "На берегах Малой Юконды" стала неотъемлемой частью мансийской литературы. Теперь и вы можете прикоснуться к истории.

Читайте более подробную биографию Матрены Вахрушевой и ссылки на ее работы на странице автора.