Зверинец на нашем газоне - 6

СМ

 

 

 

 

 

 

 

1. Глава первая.

Заселение

 

Мы добрались из Екатеринбурга до этого места на машине через полтора часа и, выйдя из машины, я сразу ощутил освежающий, после долгой езды запах деревьев и травы. Мы зашли в дом, состоящий из трёх этажей и подвала, уже зная, какую картину нашего временного жилья увидим.

Дело в том, что за день до нашего заселения сюда, мы уже ненадолго подъезжали к этому дому и немного пообщались с хозяевами. Наш будущий дом они показали нам в подробностях, и поэтому мы знали, что это за помещение.

В доме было много пространства. Так что сразу было видно, что семья проживающая здесь не любит тесниться. Даже в подвале было достаточно места, чтобы не просто ходить туда-сюда, но и бегать. Но стоило нам зайти в комнату, где располагались одновременно и гостевая, и кухня, мы увидели большую, громко жужжащую пчелу, которая билась у одного из окон, пытаясь выбраться наружу. Я быстро отскочил назад: дело в том, что я не очень любил таких насекомых, как осы, шмели, шершни и пчёлы.

Но долго бояться мне не пришлось. Спустя всего две минуты после встречи с насекомым, мы открыли то самое окно, у которого она билась, пчела быстро вылетела наружу и вскоре улетела восвояси. А мы после такой миниборьбы с членистоногим пошли осваиваться дальше. Нам оставалось заселить и осмотреть ещё второй и третий этаж.

«Вот она – первая встреча с животным!» – подумал я и пошёл вместе с остальными осматривать свою комнату.

2. Глава вторая.

 

Неожиданное открытие

Вечером я, довольный проведённым мною одним из дачных дней, шёл в беседку, располагающуюся ровно в середине нашего газона, чтобы поработать. И вдруг, буквально из ниоткуда передо мной возникла коричневато-чёрная фигурка: прямо по порогу пробежала ящерица, и я среагировал немедленно.

Я буквально прыгнул на пробегающую мимо рептилию, пытаясь поймать её. Но ящерица оказалась проворнее и ловчее меня. Ей удалось скрыться: она мгновенно юркнула в щёлочку и убежала куда-то глубоко под беседку, а я, злясь на себя самого и свою неуклюжесть, был одновременно и раздражён, и очень удивлён, но даже на какое-то время счастлив, потому что мы совсем не ожидали, что тут будут ящерицы.

Была надежда, что под ёлкой и в пруду будут лягушки. Секунду спустя после своей находки, не отдышавшись, я побежал к остальным, чтобы сообщить о невероятной находке. Объявил: «Я только что видел ящерицу! Она пробегала по беседке». И с этими словами я побежал обратно: мне надо было закончить работу. Но не успел присесть на скамейку, как прямо под столом пробежала ещё одна ящерица – на этот раз я был уже более готовым к такой встрече.

Я быстро оказался под столом и пытался схватить убегающее животное, однако оно оказалось необычайно увёртливым, и, спустя всего три с половиной секунды, и вторая ящерка убежала в другой конец беседки.

Но на этот раз я попробовал перехитрить ящерицу. Стал топтаться на том месте, где ей удалось скрыться: я знал, что большинство пресмыкающихся боится резких звуков. И вот, натоптавшись на одном месте, я, наконец, получил результат. Выйдя из беседки, я снова заметил пробегающую ящерицу. Она бежала к камням, где можно укрыться и согреться.

Было понятно: если я хочу поймать эту ящерицу, то настал мой последний на сегодня шанс. Но стоило мне двинуться с места, как эта малютка шмыгнула под камни. Мне пришлось поспешить за ней, в надежде вытащить её из камней.

Я преследовал ту же ящерицу, которую успешно выгнал из-под беседки, но теперь передо мной возникла не та маленькая ящерица, а большая толстая рептилия, которая, видимо, загорала на солнце. Она смотрела прямо на меня.

Пытаться схватить её было уже поздно, она успела залезть глубоко под камни. И после долгой утомительной погони за, по-моему сразу тремя ящерицами, я твёрдо решил: завтра утром обязательно выйду на охоту.

 

 

 

3. Глава третья.

Водяная

 

Пока мы были на природе, пчёлы и ящерицы были не единственными животными, которых мы тут видели. Вокруг нашего дома часто летали трясогузки, исполняя свои чудесные песни во всей красе. Возможно, это вас удивит, но я в первые дни, когда увидел эту птицу, очень обрадовался, потому что раньше с ними не встречался.

К нам на газон так же иногда забегали и кошки. Некоторые из них были довольно большими, а иногда неподалёку бродили и собаки, которых хозяева время от времени отпускали погулять.

Но, пожалуй, из всех этих великолепных дней рядом с животными мне запомнился один из них. Тот день, начался совершенно обычно: я, как уже привык, неторопливо встал и так же медленно позавтракал. Но вскоре я решил немного прогуляться. Мы с моей сестрой Машей вышли на улицу и ничего особо примечательного или странного не заметили. Но я, как оказалось, даже и близко понятия не имел, что всего через какие-то две минуты после нашего выхода, мы поймаем и рассмотрим новое животное.

Когда мы подошли к нашему пруду, в котором пока ещё не было существа крупнее плавунцов, я о чём-то задумался, но не успел я и начать думать, как мне крикнули: «Там жаба! Огромная жаба!»

Я был больше, чем просто удивлён, начал озадаченно и очень быстро вертеть головой во все стороны, чтобы увидеть земноводное. Я торопливо сказал: «Да где она? Я её не вижу!» Мне показали пальцем на небольшое углубление неподалёку от шланга, качающего воду прямо в пруд.

«Да вот же она!» всё твердили мне и я, наконец, тоже увидел довольно большую жабу. Правда, как выяснилось позже, это была не жаба, а лягушка.

Я незаметно подкрался к ней и взял её точно так же, как ловил ящериц, чтобы она не выскочила. Лягушка сопротивлялась: она без конца пыталась вырваться и даже лягалась, а её скользкая, покрытая водой кожа ещё больше усложняла мою задачу. Наконец, мне удалось вытащить её из укрытия и теперь можно было посмотреть на неё поближе.

Мы, как обычно, сняли видео. Но это была не просто лягушка: удивительно то, что она проснулась так рано. Тогда ещё на нашем газоне были хоть и маленькие, но белые участки снега.

«Удивительно!» – подумал я. Мы без конца отпускали лягушку в пруд и вновь доставали сачком, потому что хотели снять, как она плавает, но из-за ёлки вместо лягушки было видно лишь отражение ветвей. В конце-концов мы окончательно отпустили её, и она уплыла под ветви дерева.

В этот день мы собирались встретиться со своими родственниками – иными словами, на несколько дней уехать отсюда, но из-за этого я теперь начал беспокоиться о том, что животные исчезнут с нашего газона. А с того момента, когда я во второй раз в своей жизни увидел лягушку, я просто не мог допустить этого. Но, примерно к середине нашего пребывания у родственников, я, всё-таки, понял, что за исчезновение лягушек можно не бояться, и успокоился, и даже ненадолго забыл о них.

 

4. Глава четвёртая.

Лягушка-невидимка

и любители камней

Сразу после того, как мы выехали из Каменска-Уральского, где встречались с своими родственниками у меня была одна задача: сразу после того, как мы приедем, я попытаюсь разглядеть на дне или под ветвями лягушек, одну из которых я уже видел. Но, конечно, мы вернулись сюда не так быстро, дорога была даже дольше того пути, который проделали, чтобы добраться в это место из Екатеринбурга. Наконец, мы подъехали к нашему природному участку, и я тут же, выйдя из машины, пошёл к пруду.

Мне не терпелось увидеть земноводное, но, как оказалось, вода была не такой уж прозрачной, как я ожидал. Это ненадолго омрачило меня, но надолго я у пруда не остался: мне надо было ещё разобрать вещи после поездки.

В этот день по небольшой скале, которую я привык называть водопадом, пробежал красивый ручеёк, аккуратно и гибко спускаясь по возвышенности. Вода налилась также и под те камни, в которых я пытался поймать ту самую большую ящерицу. Разумеется, неожиданное событие выгнало ящериц из-под камней, и с тех пор ни одна ящерица и близко не подходила к ним: видимо, они не очень любили мокнуть.

Зато после того, как ручей был перекрыт, влажная земля скрытая под камнями идеально подошла для поиска лягушек.

Я решил оставить камни влажными, а позже вернуться и проверить, привлекут ли они амфибий. Вечером того же прекрасного дня я решил проверить эти самые камни: я не был уверен, что найду там лягушку, но такая надежда всё-таки была.

Разбирать камни рядом с водопадом было строго запрещено, иначе он мог больше никогда не потечь, но всё же отодвигать камни в некоторых уголках было можно. Самостоятельно отодвинув центральный большой камень, я сначала ничего не заметил, но знал: животных, так прекрасно маскирующихся, так просто не найдёшь.

Я продолжил убирать камни и заглянул под один из них. И, наконец, под этим камнем оказалась лягушка довольно большого размера.

У этой лягушки была практически такая же окраска, как у той, что я видел до неё. Я рассматривал её довольно долго и периодически опускал в воду, чтобы она не высохла: если любое земноводное высохнет, то оно непременно погибнет. Наконец, я окончательно опустил её в пруд и она уплыла в темноту. А я тем временем, довольный своим уловом, пошёл обратно в дом.

Вот так был завершён этот замечательный день.

 

5. Глава пятая.

День прудовых рыб

Однажды мы решили, что нашему пруду нужны новые и более крупные обитатели. Мы приняли решение устроить там на жительство популяцию пресноводных рыб. Я предполагал, что когда к нам приедут наши первые гости, мы съездим на рыбалку и, привезя оттуда улов живым, выпустим его в водное пространство.

Однако рыб мы начали заселять гораздо раньше, чем это предполагали: потому что благодаря соседу-конструктору знакомому моего папы, у которого оказались несколько окуней и парочка ершей, рыб можно было запускать, не дожидаясь определённого дня.

Когда мне сообщили, что через какое-то время у нас будут рыбы, я еле сдержался, чтобы не подпрыгнуть до потолка, так как очень обрадовался. Наконец мы начали выпускать животных в пруд. Я заглянул в мешок, где была вода, чтобы посмотреть на рыб и увидел там довольно много окуней.

«Хорошо, что среди этих рыб есть окуни!» – подумал я. Дело в том, что я очень любил этих красивых с полосками животных, у которых были яркие плавники.

Окуней было четыре или пять, но так же там были и два бодрых ёршика. Один побольше, другой поменьше. Можно сказать, что он был даже ещё подростком. И вот мы, наконец, начали торжественно выпускать рыбу на волю. Я достал первого окуня, который был довольно длинным и, когда он оказался в воде, то какое-то время оставался на мелководье, а не сразу уплыл на глубину. А тем временем я достал и второго окуня, немного покороче первого. Он незамедлительно уплыл подальше от нас. И так мы выпустили всех рыб до последней. Три рыбы остались на мелководье, в то время как все остальные ушли в самую глубокую точку пруда.

Один из окуней, который был на мелководье, нашёл себе укрытие в трещине под камнями, и я решил достать эту рыбу и немного посмотреть на неё. Поэтому, ухватив этого окуня за высовывающийся хвост я потянул его наружу. Окунь не давался мне и всеми силами пытался остаться в убежище и что самое главное для него, сохранить свою жизнь. Рыба оказалась настолько сильной, что я боролся с ней десять минут, всячески добывая её из убежища, но потом мне пришло в голову, что я не смогу вытянуть его наружу, и я оставил свои попытки.

 

6. Глава шестая.

Рыбалка

Я всё-таки сумел дождаться того дня, когда мы с моими родственниками, а также моим двоюродным братом Юрой, дедушкой и бабушкой отправились на рыбалку на ближайшее озеро. Вода там была мутная, а рыб там должно было быть очень много. Я был полон надежд, когда мы с Юрой впервые шли вдоль побережья этого озера, выбирая удобное место. Наконец мы пришли на небольшой склон, где можно было нормально спуститься. Но помимо рыб в воде были и другие разнообразные существа.

Я заметил что-то странное на мелководье и достал его из воды. Как оказалось, я поймал так называемого водяного скорпиона – небольшого клопа, который проводит большую часть жизни в воде и лишь изредка выбирается на сушу. Мы отпустили его там же, где и поймали, и вскоре он уже окончательно скрылся в мутной воде. Мы сидели долго и терпеливо, но время от времени мне и Юре приходилось отвлекаться на небольшой разговор. Дело в том, что бабушка постоянно беспокоилась не замёрзнем ли мы, а мы говорили, что нам совсем не холодно. Так что эту рыбалку нельзя было назвать самым интересным занятием в мире, но тем не менее я постоянно находился настороже и очень волновался, когда удочка начинала немного подёргиваться.

Над нами то и дело пролетали чайки со их красивыми чёрными головами. Увидев их, Юра вдруг начал припевать: «Я чайка, я чайка, я чайка!» Я очень удивился такой песне, которая так редко мне встречалась. Наконец удочка дёрнулась. Мы быстро схватили её и потащили. Я постоянно видел поплавок, который то поднимался, то погружался назад в воду. Наконец мы окончательно вытянули крючок, на котором прочно был подвешен небольшой окунь.

Я был бы очень доволен и одним пойманным окунем, но оказалось, что эта рыбалка будет намного щедрее, чем все рыбалки, которые я до этого проводил. Всего через пять минут клюнуло на ещё одну удочку и мы не менее торопливо принялись вытаскивать её из воды. И вот нас ждал большой успех, потому что мы снова вытянули крючок не один, а с ещё одним висевшим на нём окунем. Мы были очень рады, а я был просто в восторге: двух окуней подряд мне ещё не доводилось вытаскивать.

И вот после этого случая рыбы буквально посыпались к нам. Каждые десять минут происходила поклёвка. К концу рыбалки в ведре у нас набралось пять окуней разного размера и мы довольные своим уловом отправились в машину. По пути назад меня ждал ещё один сюрприз: мимо нас проплывала выдра. Время от времени она ныряла, вероятно выслеживая ту же самую рыбу, а иногда всплывала и мы видели её красивую коричневую шерсть, которая до нитки была мокрой.

Эта открытие очень порадовало меня, но когда мы находились уже в пути, я постоянно переживал за наших окуней: я знал, что в воде совершенно непригодной для их жизни они долго не продержатся. Наконец мы подъехали к нашему газону и я, торопясь спасти их, вылил воду вместе с рыбами. Два окуня из пяти сразу же скрылись в мутной воде, где проведут остаток своей жизни, а все остальные лежали на боку, но я знал, что через какое-то время некоторые из них придут в себя – иными словами кто-то к сожалению погибнет, а кто-то останется жить.

 

 

7. Глава седьмая.

Поход в лес

Однажды у нас начался разговор о том, чтобы устроить небольшую экспедицию в ближайший лес. Я называл подобные предприятия вылазками. У нас было три цели: во- первых мы хотели просто изучить этот неизвестный уголок, а во-вторых я надеялся найти там ещё больше лягушек, чем у нас на газоне, но самой главной нашей целью было углубиться в лес и принести оттуда ежа.

Про то, что в этой местности водятся ежи, нам рассказали наши соседи, и с тех пор я отсчитывал каждый день до той вылазки. Наконец, долгожданный час настал, и мы отправились в увлекательное путешествие. Торжественно открыв калитку, мы впервые в своей жизни ступили в мир настоящих диких животных. Пока мы углублялись в лес ничего особого не было, но, отойдя на пятьдесят метров от забора начался настоящий парк юрского периода: по всюду были почти такие же огромные папоротники, как в эпоху динозавров. Некоторые из них достигали по меньшей мере моих размеров. От фотографий было удержаться очень трудно и мы фотографировали чуть ли не на каждом шагу. Также мы обратили внимание на поваленные деревья и то, что находилось под их корой. «Наверняка в таких деревьях могут обитать короеды», – сказал я.

Мы с мои папой Максимом оторвали кусочек коры, чтобы проверить свою теорию о короедах. Но этих маленьких насекомых мы там не обнаружили. Углубившись в чащу леса, я оторвал листик папоротника и взял его на память о моём походе в лес. Но, пока мы шли, было видно не только огромные папоротники. Также там были сотни разнообразных маленьких бабочек, которые были похожи на мотыльков.

Одна из них пролетела прямо над нами, но не успел её рассмотреть. «У неё на крыльях были пятна», – сказал мне мой папа. «Тигровая бабочка», – подумал я. Потом мы обратили внимание на высокую траву – осоку. «У меня такое ощущение, что раз тут так много осоки, то, значит, неподалёку может быть озеро или пруд», – сказал папа. «Отлично! Где влажность, там и лягушки, а может быть даже стрекозы.» – воскликнул я. Дальше в лесу началась настоящая планета мха. Где только мы ноги ни ставили – повсюду был мох и прочая подобная растительность. «Тут так много мха!» – сказали мы оба.

Наконец после долгого и удивительного нашего пребывания в лесу мы всё-таки достигли того, что искали: на склоне небольшого холмика лежал ёжик.

«Ёжик! По-моему, он спит», – сказал папа. «Может быть», – отозвался я. Мы долго сидели рядом с ним и глазели на него до тех пор, пока он не проснулся, не зная, что происходит.

А мы, тем временем, взяли бумажный пакет, который прихватили с собой и осторожно, чтобы не пораниться об острые иглы, закатали его туда. Потом мы довольные собой и нашим временным питомцем потащили его к себе. Папа споткнулся о камень и мы очень напугались, что это ёжик каким-то образом выскочил из пакета, но, к счастью, он смирно оставался у нас на месте и, как ни в чём ни бывало, не шевелился. «По-моему, он опять заснул», – подумал я.

 

 

8. Глава восьмая.

Мы знакомимся с ежом

Притащив ежа из леса к нам на газон, мы позвали мою маму. «Готовь сырое мясо!» – радостно сказал я ей. Она выбежала из дома наружу и сказала: «Где? – То есть где, это понятно, в лесу, но как?» – спросила она нас.

Мы принялись снимать видео про наше первое близкое знакомство с ежом. К тому моменту он уже не спал, а двигался и нам удалось снять также его не слишком быстрые движения.

Сначала он внимательно осмотрел нас всех, и лишь через пять минут он высунул свою голову и нос. Неуклюже передвигаясь, он тихо пополз в ближайшие кусты. Я говорил, что его нельзя отпускать, иначе у нас будут небольшие проблемы. К тому времени ёж оказался уже окружён густыми зарослями – он заполз не в обычные кусты, а в клумбу, где росли разнообразные цветковые растения.

Это только усложнило нашу задачу: нам пришлось подумать, как выгнать ежа из убежища и одновременно не испортить цветы. Нам пришлось вытаскивать его оттуда довольно необычным способом. Мы принесли хоккейную клюшку и начали ею трогать ежа, надеясь, что он свернётся в клубок. Ёж незамедлительно свернулся в клубок. Лишь через несколько минут нам удалось буквально выкатить его из клумбы и закатить обратно в пакет.

Потом мы начали рассуждать, где будем держать его по крайней мере два или три дня. В конце-концов мы решили посадить его в гостевой туалет, пока не приехали гости, которые должны были приехать уже завтра.

Конечно, моя мама понимала, что перед тем, когда приедут гости, надо будет немного прибраться за ежом. Проведя день в не самом приятном помещении, ёж забивался то в уголок душа, то под унитаз. На следующий день мы решили что надо что-то менять. Мы решили посадить ежа в минатюрный загон – что-то вроде колодца, но без воды, а высота его достигала меньше двух метров. Я нарвал ежу травы в качестве подстилки или, чтобы он просто нормально себя чувствовал. Наконец, ёж оказался в загоне. Но осмелился он двигаться при мне, лишь когда через какое-то время я пришёл проведать его, а он уже оказался в другой точке колодца.

Он как-то недоверчиво посмотрел на меня, но то, что я увидел позже, объяснило мне, что ежу тут понравилось. При мне он начал сначала шуршать, а потом постепенно перешёл к ходьбе. Он прополз через весь загон до того места, где лежали несколько дощечек. Когда я пришёл к нему во второй раз, наши гости уже приехали и все увидели нашего временного питомца. Но я пришёл к нему не просто так: я прихватил с собой два кусочка свежего мяса. Бросил первый кусочек прямо к носу ежа, тот сразу начал шевелиться, и всего через две секунды кусочек оказался у него во рту. Я понял, что беспокоиться за его комфорт уже не стоит. Раз он не только двигался при нас, но и довольно смело принимал корм.

Ночью, когда мы с папой вышли осмотреться, мы также заглянули и к ежу: посветив на наш газон, мы увидели ёжика активного как никогда. Он топал как слон или, точнее, детёныш слона. Мы провели с ним три прекрасных дня, за которые я начинал всё больше понимать его, а он начал постепенно доверять мне, но наступил день разлуки. Мы выпустили ежа из загона и тот медленно и неуклюже поковылял в сторону соседского двора. Мы пошли за ним. Сначала он осматривал, нет ли поблизости опасности, а потом он постепенно подошёл к нашей беседке, где обычно на брёвнах грелись ящерицы. Пройдя через половину беседки ёж юркнул в ближайший кустик да так, что из него выглядывала лишь одна мордочка. Потом он смело выполз из куста и в итоге перебрался через забор на соседский газон. Затем мы наблюдали, за ним до тех пор, пока он окончательно не скрылся в зарослях.

 

 

9. Глава девятая.

Восстановление популяции

 

Хотя у нас от рыбалки и благодаря щедрости нашего соседа получилось довольно много окуней, к сожалению практически все они погибли (по крайней мере мы так думали). Но питомнику нашего пруда повезло в третий раз. Соседи Плотниковы дали нам ведро с ротанами – большими пресноводными рыбами. В ведре их было штук пять. И вновь произошёл торжественный отпуск, которым я лично очень гордился. Начиная с самого первого и заканчивая последним ротаном, мы выпустили в пруд всех рыб. Некоторые так же, как и в заселении окуней решили остаться на мелководье, а другие уплыли подальше от нас. Но вскоре, через две минуты почти все пять ротанов оказались на глубине.

Хочу заметить, что эти ротаны были первыми из представителей этого вида, которых я видел. Именно оттуда я и узнал это странное название «ротан». И конечно, я надеялся, что эти рыбы проживут немного дольше, чем окуни и ерши, которые, как я полагал, умерли уже в первый день заселения.

 

10. Глава десятая.

Не только ротаны

 

К концу одного из этих замечательных дней мы с моим папой решили немного порыбачить, надеясь подтвердить нашу теорию, что ротаны ещё живы.

Мы с ним стали водить по дну сачками навстречу друг другу. Через несколько минут наша тактика помогла нам: мы поймали одну из рыб. Это был очень длинный ротан, который бился изо всех сил. Тогда я понял, что по крайней мере один ротан ещё живёт в нашем пруду. Но мы не решили останавливаться: мы хотели поймать ещё несколько рыб. В конце-концов нам удалось накопить в ведре до двух ротанов. А после этого случилось поразительное открытие, которое было даже невероятнее, чем событие с ящерицей: папа достал из воды сачок, в котором, судя по его весу, была рыба. Он вытащил сетку и увидел там бьющегося изо всех сил окуня. «Окунь!» – необычайно громко и тревожно сказал он и мы быстро посадили рыбу в то же ведро, где находились эти два ротана.

Сразу после этого я быстро побежал в дом. Добежав, я радостно и почти так же громко, как и папа, сообщил: «Мам, окунь жив!» Она удивилась явно не меньше меня или даже больше, и после того, как она покормит Машу, я пригласил её посмотреть на это поистине необычайное открытие.

 

 

11. Глава одиннадцатая.

Армагеддон пруда

В тот день мы хотели почистить пруд, осушив его на какое-то время. Но для этого для начала надо было выловить всех рыб, которые там жили, а учитывая какие тайны мог скрывать наш пруд, задача была не самой простой в мире.

И вот мы начали водить по дну сачками и с первого же раза и у меня, и у папы в сачках оказались ротаны. Я посадил своего ротана в тазик с водой, а затем, не раздумывая, посадил и папиного ротана туда же. Один из них, который по-моему был пойман мною, начал плыть по тазику так, что мы подумали, что он вот-вот выпрыгнет. Но рыба всё-таки осталось у нас.

Затем у нас произошёл ещё один необычный случай: мы достали наши сачки и в папином оказался небольшой, но резвый ёршик. Надо признаться, что я был уже менее удивлён, чем в случае с окунем, потому что после того, как мы поймали его, я был уже готов к такой неожиданной встрече.

Дальше рыбалка у нас шла довольно скучно, а руки уже устали. Тогда мы решили, что остальные рыбы – это дело времени. К тому времени, как пруд омелел до двадцатисантиметровой глубины, в тазике у нас оказались уже все пять ротанов, один ёрш и один окунь. А когда глубина понизилась чуть ли не в пять сантиметров, было самое интересное: я заметил, что со дна кто-то поднимает муть. Вертясь под ногами у моего дедушки, я нащупал рыбу, которая каким-то образом сумела вырваться у меня из рук, но я уже знал: им от меня никуда не деться. Затем стали заметны спины и шипы рыб, и стало гораздо легче их ловить.

Наконец, я придавил рукой одну из рыб и поднял её наверх. Как я увидел, это был довольно большой и длинный окунь. Мы посадили его в тот же отдельный тазик, где был одинокий окунь. Такими темпами у нас, к моему удивлению, в этом тазике накопилось пять окуней и два ерша. Пруд был окончательно избавлен от мути и мы быстро залили его прозрачной водой. И практически сразу после этого я вылил рыб из тазиков вместе с водой. Ротаны – крепкие и стойкие рыбы перенесли более холодную, чем обычно воду и нашли себе укрытие, а окуни вошли в воду, имея мрачный и призрачный неподвижный вид, и опустились на дно. Довольно большое время я беспокоился за их выживание, но когда через полчаса заметил, что одного окуня нету на месте, я понял – больше беспокоиться не стоит.

 

12. Глава двенадцатая.

Ночная вылазка

В тот же вечер, когда спускали пруд, мы решили вечером выйти на улицу. Помимо вылазки в лес у нас было много вечерних вылазок, которые я называл ночными. Одна из таких вылазок запомнилась мне больше остальных. Её можно было назвать выход к ночным животным.

Та вылазка казалась мне самой обычной. Мы увидели ротана: он сидел совсем недалеко от ветвей ёлки и, судя по всему, готовился ко сну. Папа решил сделать видеозапись. Но стоило нам отойти на два метра от того ротана и приблизиться к камням, как мы услышали небольшие всплески: всего в пятнадцати сантиметрах от меня из воды вылезла крохотная лягушка, которая легко могла поместиться у меня на руке. Стоило мне немного сдвинуться с места, чтобы поймать её, как буквально из-под моей шлёпки выскочила ещё одна лягушка, немного больше первой. В результате я поймал их обеих и видео, которое папа снимал, временно прекратилось. Лягушки были очень напуганы и одновременно не пытались сопротивляться. А когда папа стал снимать второе видео, мы решили сделать один опыт: мы хотели посмотреть, отреагирует ли тот самый ротан на лягушек.

Первая более крупная очень быстро доплыла до ветвей и стала искать, за что бы зацепиться и вылезть из воды. Первая лягушка более мелкого размера подплыла ближе к ротану и быстро выбралась на берег. А лягушка побольше, пытаясь выскочить из водной стихии, делала своеобразный круг и, в какой-то момент, этот круг добрался до другой лягушки. Испугавшись, что это хищник, лягушка торопливо ускакала глубоко под ёлку, а другая лягушка осталась сидеть рядом с большой рыбой. Папа даже сделал фотографию, которая достойна названия «Ротан и лягушка». В конце концов мы попрощались и с рыбами и с лягушкой, но у нас оставалось ещё одно дело – отнести кости соседской собаке. Пока мы шли, папа увидел бежавшего с большой скоростью ежа. Мы пытались поймать быстрое млекопитающее, но мы были не готовы к такой неожиданной встрече и я не успел его поймать. Так вылазка закончилась.

 

13. Глава тринадцатая.

Текст-призрак

 

Помимо того, что я постоянно гонялся за разными животными, мы с моим дедушкой ещё занимались книгой, которую называли «История жизни», хотя полное её название «История жизни на Земле». Я диктовал дедушке содержание книги, а дедушка быстро набрал текст на клавиатуре ноутбука. Однажды, во время написания этой книги, меня ждал неприятный сюрприз: мы тогда заканчивали главу под названием «Век млекопитающих», но дедушка сообщил мне, что небольшая часть текста исчезла по каким-то электронным неполадкам.

Я как вы уже поняли не слишком обрадовался такому событию, но, к счастью, я очень хорошо знал доисторический мир, про который и была написана эта книга. Восстановив текст, вскоре мы забыли про эту небольшую тревогу и продолжили писать. И в итоге в один немного пасмурный день нам удалось окончательно закончить эту книгу и мы остановились на словах: «Когда закончился последний ледниковый период, мир стал таким, каким мы его знаем». К досаде, спустя всего несколько дней после этого момента, этот случай повторился вновь. Тогда мы уже не работали над книгой «История жизни», но писали другую документальную книгу – «Доисторические морские гиганты».

Несколько дней трудов и работы были не напрасны, однако, на третий день случилось неполадка: у нас снова исчез текст. Но на этот раз не несколько предложений, а целая страница. Дедушка безуспешно пытался отыскать потерянный текст в недрах компьютера. Он говорил, что иногда восстановить утраченный текст бывает возможно. Нам пришлось хорошенько вспомнить, какой была та самая глава под названием «Первые морские чудовища». Я вспомнил, что первая и вторая фразы в той главе говорили о том, что на Земле не было растений и вообще ничего живого. И то, что первые морские чудовища были хищниками. К счастью, через две минуты мы благоприятно восстановили текст и, изнурённые работой, пошли отдыхать.

14. Глава четырнадцатая.

Обжора готова метать икру

Каждому ротану из всех пятерых мы подобрали имена: Старый Вождь, Джулиан, Обжора, Вялый, Ободранный.

В один день я свой сачок несколько раз поймал Джулиана – самого большого и самого сильного из всех рыб. Мы считали, что все они самцы, пока снова не случилась удивительное открытие. Когда мы с папой решили поймать Обжору, потому что уже давно не видели его. Спустя пять с половиной секунд, ротан оказался у меня в сачке.

Но когда я взял его, то сразу заметил, что у него подозрительно толстое брюхо. На секунду я предположил, что он просто объелся, но потом понял, что нижняя часть брюха до отвала набита икринками. Очень быстро и осторожно я отпустил ротана, чтобы не повредить хрупкое потомство. Именно в тот момент мы все осознали, что Обжора это не «он», а «она». Потом мы долго разговаривали про удивительный случай с рыбой, а я постоянно твердил: «Хорошо, что Обжора беременна?»

15. Глава пятнадцатая.

Лягушачья вечеринка

 

Вечером я смотрел один из моих любимых фильмов. Пока бабушка не вошла в дом и не сказала, что папа просит меня ненадолго выйти. Я, как обычно, оделся и выбежал на улицу. Я увидел папу посреди наших посевов и поэтому решил, что ничего интересного не будет. Но только подошёл к тому месту, где у нас рос лук, я заметил, что из-под листвы выползла небольшая лягушка. Я попытался схватить её, однако в каких-то двадцати сантиметрах от моей ноги выпрыгнула ещё одна лягушка. Она была поменьше первой. Как и на ночной вылазке, мне удалось поймать их обеих.

Потом папа начал снимать видео и мы показали эту парочку сначала маме, а потом и бабушке с дедушкой. Затем под соседним луком я увидел и третью лягушку, которая упрыгала куда-то в глубину зарослей. В какой-то момент я попытался схватить и эту лягушку, но с двумя постоянно лягающимися амфибиями это не так просто, и на этот раз лягушка скрылась.

...

(Дописано 19 глав и заключение книги "Зверинец на нашем газоне").

Алёша Рябков

Редактор Сергей Сметанин

Полная версия книги в приложении Бусти.ту

https://boosty.to/ruspoetry/