Умер Михаил Антохин

СМ

 

 

 

 

Вчера утром на 85-м году жизни в Сургуте скончался известный югорский поэт Михаил Антохин. Михаил Кузьмич родился 20 ноября 1934 года в Орловщине, служил на флоте, работал  на строительстве новосибирского «Академгородка». В Новосибирске окончил Инженерно-строительный институт. С 1975 года жил и работал в Сургуте, был главным инженером проекта в НПФ "Сиборггазстрой". Антохин выпустил около десяти книг стихотворений. В 2004 году стал членом Союза писателей России. Соболезнуем родным и близким покойного. 

 Сергей Сметанин 

ЛЕТНИЕ ДОЖДИ
Синь — батистом.
Рыжее солнце
Жжет, неистовое и колкое.
Вдруг надо мною
небо лопается
И падает наземь огня осколками!

Откуда взялась водищи масса?
Кто в замыкании свел провода?
А тучи
плыли
Тушами "мазов" —
Сверху, снизу, сбоку вода.

Зелень сразу — ярче и гуще.
Зной, как призрак, в струях растаял.
Дождь ощупывал плечи идущих,
С особым старанием — женские талии.

Качались, 
и пели
Косые капли,
В туман раскалываясь об асфальт...
Но вот — лучей золотые грабли
Сгребают тучи во весь захват.

И снова синь —
Напоённая,
гулкая;
И в окна — солнца тугие снопы.
А где-то гром, заблудившись,
Аукает,
Вбивая в тучи молний столбы.

* * *
Век на исходеё
На исходе
Пустая маска бытия.
С каких высот, скажи,
Нисходит
Улыбка древняя твоя?

Смотрю в лицо:
Какая сила,
Какая мощь, какая стать
Себя
В тебя преобразила
В веках под звездами сиять?

В мои глаза вникают очи.
И дрожь берет меня,
И страх;
Глубь океана,
Бездна ночи, —
И свет, 
И тайна на устах!

И этим светом озаренный,
Иду я ночью в пустоту.
И воздух,
Спелый и ядреный,
В меня вливает
Чистоту.

* * *
Обезводела,
Обмелела
Дорогая моя Иня.
Что ж ты, милая,
Обомлела,
Или ты не ждала меня?

Жар спалил её, эту речку,
Так, что донный виден песок.
Отзовись хоть одним словечком,
Остуди раскаленный висок.

На реке перекат, как пояс
Золотой.
Вот — возьми и надень.
Я, любимая, жил тобою,
Жил всю жизнь,
Как один этот день.

Обезводела, обмелела
Дорогая моя Иня.
Голова совсем побелела, —
Жду тебя я, 
Люблю тебя.

* * *
Как волны — идут поколенья.
У каждого радостный взлет.
На гребне блеснут и — паденье,—
А бездна уж новые ждет.

Великая тайна вершится.
Творит кто-то дело свое.
Присмотришься —
Твердь ворошится —
Как много шагнуло в нее!

И в горле то кисло, то пресно.
Устойчивый рушится мир.
И здесь, и в земле, видно, тесно —
Толкаем друг-друга локтьми.

Безродный,
Иль бросивший семя —
Все там; 
Все сойдемся — кто с кем...
Стирает нас грозное время,
Как море следы на песке.

* * *
Поля,
Проселки,
Перелески.
Над речкой зелень ивняка.
И звезды — царские подвески,—
Продрогшие на сквозняках.

Дороги выверты крутые,
Как петли заячьих следов.
И — до безумия простые
Посадки фруктовых садов.

* * *
Стрекоз прозрачность над осокой,
Стрижей завихренный полет.
И жаворонок так высоко,
Что небо, кажется, поет!

Горят багровые полотна,
Переливаясь и клубясь.
И — все тепло земное плотно,—
И вроде дышит на тебя.

И хочется простить, забыться,
Стать невесомым на весу
И тихо Богу помолиться
За эту вечную красу.

Михаил Антохин